Их старых журналов


                СКАЗКА ПРО БОЯР,                                        ПРО ЛЮДЕЙ-ЧЕЛОВЕКОВ И ПРО КАМНИ

 

    В некотором царстве, в некотором государстве, где испокон веков была тишь да гладь, да Божья благодать,  вдруг, кажись, ни с того, ни  сего, завелись люди.
    Не те люди, которыми сила-власть в том государстве поддерживалась; не те люди, что хлеб и соль, и одежды бархатные да камни самоцветные для бояр своих добывали.
    Завелись люди особые — человеки.
    Что ни говорят бояре промеж себя, что ни делают, — всё эти люди знать хотят, всё спрашивают: к чему, да зачем, да надо ли?
    А не ответят им бояре или они недовольны  останутся, так сейчас к ответу потребуют.
    Даже больше пошло.
    Что им, людям-человекам, не нравится, — говорят «не надо» и делать так боярам не позволяют.
    Поначалу-то, не с привычки, стали было бояре прислушиваться и кое-что по желанью тех людей-человеков делать — исправлять.
    Но, спасибо, надоумил добрый человек. Спохватились с пол-времени: нечего людям-человекам, незнатным, повадку давать, о делах не своего ума разговаривать да старших недоверием и грубостью обижать.
    Сказано-сделано. Перво-наперво такой приказ по всему царству-государству вышел, чтоб никто ничего без приказа делать бы не смел.
    Для большей острастки наряд стражи во все концы своего царства-государства разослали.
    Сделали — посмотрели.
    Делать люди-человеки ничего не могут, связаны и под присмотром находятся.
    Делать-то не делают, а сами говорят, что неправильно с ними бояре поступают, и зовут народ бояр не слушаться и, как стража запируется, что-то по-своему сделать.
    Посмотрели бояре, подумали и заказали людям-человекам слово про дело говорить, людишек-народ смущать.
    Сказано — сделано.
    Приказ издали и наряд стражи во все концы своего царства-государства разослали.
    Сделали — посмотрели.
    Стоят люди-человеки, про дело ни гу-гу.
    Не в моченьку — уж очень стража на них навалилась.    
    Ни гу-гу, а сами повадку новую завели, всё смеются над боярами да в лицо им улыбаются и всё укорительно.
    Посмотрели бояре, подумали, осерчали и запретили людям-человекам смеяться да на бояр со всякою улыбкою смотреть, ни с весёлою, ни со злобною.
    Сказали — сделали.
    Приказ издали и наряд стражи во все концы своего царства-государства разослали.
    Сделали — посмотрели.
    Не смеются люди-человеки, не говорят про дела и дела никакого не делают, а стоят и горькими слезами по родным плачут.
    Очень уж наряд-стража на них насела.
    Плачут, ручьями разливаются и спокой-радость бояр наших нарушают.
    Посмотрели бояре, подумали, порешили и приказ издали: веселиться всем людям-человекам, в бубны бить и в трубы играть.
    А для большего веселья коноводов-песельников от себя, бояр, назначили.
    Сказано — сделано.
    Приказ издали и наряд стражи во все концы своего царства-государства разослали.
    Сделали — посмотрели.
    Всё хорошо-ладно, музыка играет и кто-то песни поёт.
    Стоят люди-человеки, а кругом да около наряд стражи и от бояр люди наряженные слух боярский всеми средствами ласкают и всякие приятности доставляют.
    Пируют бояре в палатах каменных, пьют зелено вино да с заморскими красавицами забавляются.
    Лучше бы и не надо.
    Тут бы и сказке конец.
    Да, видно, не так суждено было     в том царстве-государстве порядку пойти.
    Замолчали люди, но запомните, дети, была бы правда, тогда, если и люди замолчат, то камни заговорят. И веско, и властно их слово.
    Заговорили камни и обрушились с грохотом на пирующих бояр неправедных, их палаты каменные засыпали, погребли их каменьями тяжёлыми, вечными.
    Видит наряд-стража то чудо явное.
    «Верно, — говорят, — правда-то у людей-человеков была, а не у бояр-знати.
    Отпустила наряд-стража всех людей-человеков в полную волю-волюшку.
    Отпустила и на поклон пришла:
    «Обучите нас вашей правдой-истиной, поравняйте нас  собою по уму-разуму».
    Обрадовались люди-человеки, наряд-стражу и войско несметное обняли, в уста поцеловали и братьями назвали.
    Тут уж правду-истину все в том царстве-государстве узнали и увидели, стали в мире поживать да счастье наживать.
    А потомкам в назидание и соседям в поучение ту груду камней от палат боярских серед государства оставили.
    Так и до сих пор лежат те камни вечные, непреклонные, за правду-истину постоявшие, и от всех им большое уважение.
    Так-то, дети, помните, была бы правда, а там, если люди замолчат, то камни своё слово скажут.  

 

Журнал «Стрекоза» № 14 — 1917, апрель
©    «Причал»     
 

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий:

Комментариев:

                                                         Причал

Литературный журнал
«У писателя только и есть один учитель: сами читатели.»  Николай Гоголь
Яндекс.Метрика