Сергей ОРЛОВ

Поутру, по огненному знаку...

Поутру, по огненному знаку,
Пять машин КВ ушло в атаку.

 

Стало черным небо голубое.
В полдень приползли из боя двое.

 

Клочьями с лица свисала кожа,
Руки их на головни похожи.

 

Влили водки им во рты ребята,
На руках снесли до медсанбата,

 

Молча у носилок постояли
И ушли туда, где танки ждали.

1944

Его зарыли в шар земной...

Его зарыли в шар земной,
А был он лишь солдат,
Всего, друзья, солдат простой,
Без званий и наград.


Ему как мавзолей земля —
На миллион веков,
И Млечные Пути пылят
Вокруг него с боков.


На рыжих скатах тучи спят,
Метелицы метут,
Грома тяжелые гремят,
Ветра разбег берут.


Давным-давно окончен бой...
Руками всех друзей
Положен парень в шар земной,
Как будто в мавзолей...

1944

 

⁠9 мая 1945 года
Когда это будет, не знаю:
В краю белоногих берез
Победу девятого мая
Отпразднуют люди без слез.

Поднимут старинные марши
Армейские трубы страны,
И выедет к армии маршал,
Не видевший этой войны.

И мне не додуматься даже,
Какой там ударит салют,
Какие там сказки расскажут
И песни какие споют;

Но мы-то доподлинно знаем,
Нам знать довелось на роду, —
Что было девятого мая
Весной в сорок пятом году.
1962

 

Уходит женщина. Уходит...
Уходит женщина. Уходит,
Как солнце с неба, как река
За горизонт по шатким сходням
Травы, кувшинок, тростника.

Уходит женщина так просто,
Без слов, без слез, без жалоб прочь,
Как в океане синий остров,
Как день уходит и как ночь,—

Естественно, обычно, вечно
Уходит женщина. Не тронь.
Так, уходя, идет навстречу
Кому-то ветер и огонь.

Как ливень с тысячей мелодий
Из поля в новые поля,
Уходит женщина. Уходят
И гаснут следом тополя.

Уходит женщина. Ни злоба,
Ни просьбы не понятны ей,
И задержать ее не пробуй,
Остановить ее не смей.

Молить напрасно, звать напрасно.
Бежать за ней — напрасный труд...
Уходит — и ее, как праздник,
Уже, наверно, где-то ждут.
1966
 
Были годы юны, были рыжи…

Были годы юны, были рыжи,

Бегали по лужам босиком.

Я из них, как из пеленок, вышел,

Вырос бородатым мужиком.

 

Ликовал над горсткою махорки,

Над краюшкой хлеба и костром.

Были годы трудны, люты, горьки,

Порохом продуты и огнем.

 

Стал я стар, и, как мальчишка, ясен,

И доверчив, — видно те года

Одарили верой, и не к счастью,

И уже, как видно, навсегда…

1967

                                                         Причал

Литературный журнал
«У писателя только и есть один учитель: сами читатели.»  Николай Гоголь
Яндекс.Метрика