Константин БАЛЬМОНТ

Камыши

Полночной порою в болотной глуши
Чуть слышно, бесшумно, шуршат камыши.


О чем они шепчут? О чем говорят?
Зачем огоньки между ними горят?


Мелькают, мигают, — и снова их нет.
И снова забрезжил блуждающий свет.


Полночной порой камыши шелестят.
В них жабы гнездятся, в них змеи свистят.


В болоте дрожит умирающий лик,
То Месяц багровый печально поник.


И тиной запахло. И сырость ползет.
Трясина заманит, сожмет, засосет.


«Кого? Для чего?» — камыши говорят.
«Зачем огоньки между нами горят?»


Но Месяц печальный безмолвно поник.
Не знает. Склоняет все ниже свой лик.


И, вздох повторяя погибшей души,
Тоскливо, бесшумно, шуршат камыши.

Без даты

 


 

Безглагольность

Есть в Русской природе усталая нежность,
Безмолвная боль затаенной печали,
Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,
Холодная высь, уходящие дали.


Приди на рассвете на склон косогора, —
Над зябкой рекою дымится прохлада,
Чернеет громада застывшего бора,
И сердцу так больно, и сердце не радо.


Недвижный камыш Не трепещет осока.
Глубокая тишь. Безглагольность покоя.
Луга убегают далеко-далеко.
Во всем утомленье, глухое, немое.


Войди на закате, как в свежие волны,
В прохладную глушь деревенского сада, —
Деревья так сумрачно-странно-безмолвны,
И сердцу так грустно, и сердце не радо.


Как будто душа о желанном просила,
И сделали ей незаслуженно больно
И сердце простило, но сердце застыло.
И плачет, и плачет, и плачет невольно.

Без даты

Я мечтою ловил уходящие тени…

Я мечтою ловил уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.


И чем выше я шел, тем ясней рисовались,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вдали раздавались,
Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.


Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,
И сияньем прощальным как будто ласкали,
Словно нежно ласкали отуманенный взор.


И внизу подо мною уже ночь наступила,
Уже ночь наступила для уснувшей земли,
Для меня же блистало дневное светило,
Огневое светило догорало вдали.


Я узнал, как ловить уходящие тени,
Уходящие тени потускневшего дня,
И все выше я шел, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.

Без даты

 

                                                         Причал

Литературный журнал
«У писателя только и есть один учитель: сами читатели.»  Николай Гоголь
Яндекс.Метрика