Дмитрий АНИКЕЕВ

Ярославль

ГЛАЗУНЬЯ

     После заставки, которая состояла из плавающего по экрану слова «Дебаты» на фоне цветных разводов, телезрители оказались в студии. Камера наехала на улыбающееся лицо программы, бессменную ведущую Элеонору.

     — Здравствуйте, уважаемые телезрители и гости студии. С вами снова «Дебаты» и я Элеонора Ягодина.

     Аплодисменты от статистов.

     — Рада представить вам сегодняшних, так сказать, дуэлянтов. За красной трибуной первый заместитель главного санитарного врача Российской федерации Цветов Андрей Родионович. За синей известный правозащитник, политолог Васильев Олег Шалвович.

Каждому похлопали.

  — Тема нашей дискуссии недавний запрет главным санитарным врачом продаж организациями общественного питания яичницы-глазуньи. Андрей Родионович, прокомментируйте, пожалуйста, закончила вводную часть Ягодина.

ЦАР:Об этом уже достаточно резонировали СМИ всю последнюю неделю. Вкратце напомню при приготовлении яичницы-глазуньи, желток яйца подвергается не достаточно безопасной для здоровья термообработке, и в нём могут оставаться бактерии, возбудители различных болезней, в том числе смертельно опасных.

ЭЯ:Но ведь люди тысячелетиями готовят глазунью, и вроде никто не умирал. Олег Шалвович, Вы как считаете?

ВОШ:Вы же, Элеонорочка, сами и ответили.

     Ведущая удивлённо вздёрнула брови.

ВОШ:Никто никогда не умирал и вдруг вредно стало. Да любому здравомыслящему человеку понятно, что решение это политическое, очередное бессовестное ограничение свобод граждан. А я хочу яичницу!?

ЦАР:Может, Вы сырого мяса захотите. Так что ж его теперь в столовых подавать?

ВОШ:Не передёргивайте, Андрей Родионович. Сырое мясо никто не ест, а глазунья практически национальное блюдо.

ЭЯ:Я тоже ем глазунью на завтрак, когда мой диетолог разрешает.

ЦАР:И кушайте, на здоровье. Дома, пожалуйста. Хоть землю ешьте мы живём в свободной стране. Здесь Вы сами за себя отвечаете. Но вот детей кормить нельзя, или мужа, за это предусмотрена административная ответственность в случае заражения.

ЭЯ:У меня нет мужа, вся страна об этом знает.

     Зал засмеялся, захлопал.

ВОШ:Знаем мы ваши свободы декларация только. Джинсы или, скажем, серьги у мужчин тоже раньше не были запрещены официально, но носителям их много где лучше было не появляться, о карьере серьёзной тоже можно было забыть, наконец, их просто били на улице. Боюсь, что и у любителей глазуньи теперь могут возникнуть проблемы в быту, во взаимоотношениях.

ЦАР:Вы уже на воду дуете.

ВОШ:А как не дуть? Если власть за что ни ухватится всё рвёт подряд, с сорняками и культуру. К примеру, все помнят, так называемую кампанию по борьбе с самогоноварением, а по сути преследования и травлю организаторов частных винокурен. Лицензируйте, фиксируйте налог и получите постоянный приток средств в бюджет, и десятки тысяч самозанятого населения. Государство должно не только запрещать.

ЦАР:Олег Шалвович, Вы слишком упрощаете. К тому же, к той ситуации не применимо сослагательное наклонение.

ЭЯ:Вспомнила. На эту тему как-то метко пошутил президент. Все же помнят про бабушку и дедушку. Я бы процитировала, но стесняюсь.

     Смех, аплодисменты.

ЭЯ:Андрей Родионович, а как к этому неоднозначному запрету отнеслась РПЦ? Мы же знаем, что теперь законодательно утверждено, патриарх может наложить вето на любой закон.

ЦАР:Если решение принято, значит, церковь не воспользовалась правом вето. Да, и зачем, этот вопрос лежит совсем в другой плоскости.

ВОШ:В какой плоскости? Не смешите народ. Любой человек хотя бы с зачаточными способностями к анализу понимает, кто был одним из инициаторов этого запрета, а то и главным идейным вдохновителем.

ЦАР: Очень любопытно.

ВОШ:Вы всё прекрасно знаете, для остальных озвучу. Церковь тысячу лет боролась с языческой Масленицей, но так и не смогла уничтожить в сердцах и умах людей этот праздник праздник свободы от религиозных условностей и догм. Теперь новый виток. Начали с запрета одного из символов Масленицы яичницы-глазуньи. Что дальше? Блины как продукт жареный, а значит вредный для печени и содержащий канцерогены? Красная икра вообще яд, потому что сырая? Или нельзя будет сжигать чучело не экологично же? Вы, я имею ввиду власть предержащих, к коим относится и РПЦ, не будете запрещать сам праздник, достаточно запретить его атрибуты, составляющие, и он без них просто тихо умрёт. Это же понятно.

ЦАР:Олег Шалвович, Вы меня, конечно, извините, но то, что сейчас было произнесено, похоже на паранойю.

Зал, как по команде, зааплодировал.

ЦАР:В который раз повторяю, эта мера вынужденная, принятая в связи с участившимися случаями заболевания сальмонеллезом. Показания к запрету чисто медицинские.

ВОШ:Если бы были названы истинные причины, вас бы на смех подняли и…

ЭЯ: (Перебивая) К сожалению, наше время подошло к концу. Вы, дорогие зрители, увидели две позиции, два диаметрально противоположных взгляда на это решение главного санитарного врача. Как к этому относиться решать только вам. А в следующей передаче «Дебаты» уже завтра мы обсудим проект указа Госдумы о запрете некоторых анекдотов.

      Зал недовольно загудел.

ЭЯ: Нет. Это не то, что вы подумали. Как раз политические анекдоты остаются это ведь один из главных признаков свободного государства. В готовящемся проекте указа под запрет попадают, цитирую: «Короткие юмористические истории оскорбляющие: национальность (немцы, поляки, евреи и т.д.), женщину (тёща, блондинка и т.д.), профессию (сантехник, гинеколог, чиновник и т.д.), представителей различных меньшинств. В чём суть этого запрета? Может быть в том, что любой человек, кем бы он ни был, защищён законодательно от оскорблений и унижений, даже косвенных? Или здесь подразумевается что-то другое? Завтра попробуем разобраться.

Всегда ваша, Элеонора!


 

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий:

Комментариев:

                                                         Причал

Литературный журнал
«У писателя только и есть один учитель: сами читатели.»  Николай Гоголь
Яндекс.Метрика